creperum lupus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » creperum lupus » Отпечатки наших лап » там хорошо, где нас нет;


там хорошо, где нас нет;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя.
Gift|Гифт. - Есть два основных перевода - Дар и Яд. Звучит пафосно, оттого и было придумано 'новое' имя, кличка - Сумрак.

2. Вид.
- Canis lupus, обыкновенный серый волк.

3. Возраст.
5 лет.

4. Пол.
Мужской.

5. Окрас.
Обычный серый волк, окрасом и строением тела не отличающийся от множества своих соплеменников.

6. Строение.
Что касается шерстного покрова, мех довольно густой, средней длинны, более короткий на лапах и морде и удлиняющийся на хвосте. Окрас варьирует от почти белого цвета щек до тёмно-серого на спине, постепенно светлея к кончикам лап.
Глаза жёлтые, чуть темнеющие около зрачка. Взгляд пустой, бесстрастный - до поры, до времени.
Хвост не особо длинный, доходящий всего лишь до скакательного сустава, довольно пушистый. Верхняя часть хвоста более темная ибо является продолжением спинного окраса, нижняя же наоборот несколько светлеет.
Морда волка увенчана с двух сторон пушистыми `бакенбардами`. Зубы не белые - немного кремового оттенка. Прикус правильный, ножницеобразный. Морда умеренно сужается к чёрной мочке носа.
Вес 65-75 кг, зависит от того, как обстояn дела с пропитанием;
Рост (в холке, см) - 97 см;
Длина (от кончика носа до хвоста) - 170 см.

7. Характер.
С самого детства Гифту были присущи упрямость и, пожалуй, лень. Если у него есть возможность избежать лишних движений, он  упрется всеми четыремя лапами и избежит.
Гифт предпочитает вести разговор на нейтральные темы, нежели чем о чьей-то биографии или о поступках. Иногдва он бывает остр на язык, но не хамит, считая подобное не достойным. Умеет врать ( не бездумно говорить ложь, а продумывать дальнейшие шаги, не попадаясь на жестах или бегающих глазах), но старается подобным не злоупотреблять.
Главное 'достоинство` Гифта - он умеет слушать. Вернее, он умеет делать вид, что слушает. Согласно и с умным видом кивать, делать понимающее лицо (морду). Но в это же время думать о чём то своём, совершено не понимая, о чём же говорит собеседник.
__
Гифт не так глуп, что бы из-за пустяков типа косточки или территорий затевать кровавую драку, нет. А сил и опыта, между прочим, имеет предостаточно, поэтому с лёгкостью может начать драку. Но зачем это делать? Волк не кровожаден. Но местами, конечно, заскоки бывают...
Яд имеет привычку доводить противника, настроенного более чем враждебно, до белого каления одними лишь словами, сказанными словно 'между прочим', невзначай. Как было сказано выше, первым в драку не лезет. Но если дело касается непосредственно его и/или родных и близких, (а их мало, и то что за них он начнёт цапаться - редкость),  то инициатором борьбы всё же может стать.
Стоит заметить, что Гифт любит разнообразные авантюры. Верней ему иногда в голову бьёт... кровь, и он начинает понемногу сходить с ума. Но в скором времени это пропадает и Гифт становиться обычным - спокойным, упрямым и ленивым. Так что не удивляйтесь, если иногда будете слышать план по захвату вселенной. В это время он весtл, не унываем. И, кажется огорчить его совершенно невозможно.
Гифт довольно терпим к окружающим и не шибко вспыльчив - хотя порой бывают случаи внезапной агрессии на какие либо слова или же действия. Но с кем такого не бывало?..

8. Поведение.
Всё описано в характере.

9. О себе.

Молодежь, что бабочки: летят на свет и попадают на огонь. [c] Ключевский В.


Неяркий, но довольно-таки неприятный свет. Источник его - солнце - было где-то далеко. И его маленькие отголоски-лучи едва проникали в заброшенную лисью нору, в который ныне пара волков устроила логово.
Прошло одиннадцать дней после рождения волчат. Всего их было шестеро. Два брата и три сестры. Уже определился самый сильный, крепкий щенок, который был массивнее остальных; ему доставались самые лучшие куски пищи. И это был отнюдь не тот, кого позже нарекли Гифтом.
Обитель волчат находилась неподалёку от речушки, не слишком большой и вполне спокойной. Вход в нору окружала густая зелень, которая совсем недавно оправилась после холодной зимы.
...И вот идёт четвёртая неделя жизни волчат. Не так уж давно они увидели своего отца - но лишь издалека, мать ему почему-то не доверяла, и к своим чадам не подпускала близко. Также волчата впервые попробовали вкус свежего мяса, и он был чуть лучше материнского молока.
Волчатам дозволено было выходить из логова под чутким надзором матери. Но обычно гуляли они недолго - уж больно пугливой была волчица.
Но не вечно же ей торчать со своими детёнышами? И вот наконец она оставила свой вполне самостоятельный выводок одних, надолго. Волчица отсутствовала примерно дня два - видно, не слишком удачной была охота. И за это время с волчатами произошло много всего.
Как было выше упомянуто, рядом с норой находилась река. Не шумная, спокойная и тихая. И естественно волчатам, которые до этого кроме луж ничего не видели, было интересно наблюдать за водяным потоком и играть с его брызгами. Но слишком любопытной оказалась сестра Гифта. Это самое любопытство оказалось губительным. Неверный шаг складываем с резким порывом ветра - а это притом, что волчёнок была самой хилой и маленькой, - получаем падение в поток реки, которая разбушевалась в эту грозу. Волчицу унесло вниз по течению, где река расширялась и вскоре падала вниз, образуя озерцо. Малышка разбилась о камни.
Пришедшая молодая мать, казалось, и не заметила пропажу дочери. Одним больше, одним меньше...
Несколько месяцев прошло; чувства голода волчата пока так и не испытали. Но вот пришёл и этот момент в жизни волчат. Мать щенков то и дело бегала к поселению Двуногих, обкрадывая капканы и заячьи силки. Но вот люди стали спускать с цепей собак, и ходить за едок к людям стало опасно. В лесу дичи не наблюдалось - все ушли ближе к югу, поскольку снова наступит зима, которую в этих местах пережить весьма трудно.
Волчата повизгивали и скулили; большую часть времени проводили во сне. После настало так называемое `голодное оцепенение`; не было больше в норе возни и драк, никто не приходил в игривую щенячью ярость, никто не пробовал рычать. Они спали, и жизнь, чуть теплившаяся в них мало-помалу гасла.
Когда всё же с пищей было налажено, Гифт окреп, и снова стал интересоваться жизнью вне стен своего дома. К великому удивлению, население его маленького мира намного уменьшилось; и у него осталась одна сестра. Остальные исчезли.
Пища для сестры Гифта пришла слишком поздно, - она всё время спала, и та искра в её тельце, больше похожем на скелет, обтянутый кожей, мерцала всё слабее и слабее, и, наконец угасла.
Прошло около полтора года (Итого сейчас волку было два с половиной года.). Безликий смог выжить; теперь это не костлявый щенок, а вполне крепкий переярок. По своей неопытности часто цапался с теми, кто выше по рангу и страше; нередко был полуживой и чудом выкарабкивался из цепких лап смерти. В одной из таких драк Гифт сильно поранил правую переднюю лапу; её прокусили до самой кости, порвав сухожилие. С тех пор при долгом беге у Гифта начинает болеть лапа, из-за чего он начинает сильно хромать. Чего он кстати, избегает и в некоторой степени стесняется. За свою хромоту у Гифта некоторое время имелась кличка `Хромой`. Те, кто хотят его задеть или зацепить 'за больное' - милости просим называть волка таким именем. Но есть одно но. Естественно серый никому не говорит о таком названии. А те, кто узнали об этой кличке, молчат, ибо не хотят иметь иметь ещё одного врага.
Никаких случаев, связанных с предательством, коим перенасыщены судьбы других четвероногих, в жизни Гифта не случалось. Особо он ни с кем не дружил - поэтому и предавать некому было. А собственно, как? Ничего криминального Гифт не делал. Кстати, Яд никому не открывал свою душу, с перенасыщенными в ней красками эмоций. Вероятно, он действительно, в некоторой степени побаивается предательства и одиночества... А может, просто таков характер.
Но была, правда, одно событие. Маленькое, почти ничего не значащее. Почти...
Гифту было уже около трёх лет, когда произошла эта история.
Тот опыт, спокойствие, рассудительность, в некоторой степени мудрость, хитрость и обходительность ещё не пришли к волку, который был, так сказать, 'в самом расцвете сил'. Сейчас ему хотелось очень многого. Власти, силы, свободы. Но этот серый волк всего лишь воин, воин-зазнайка, волк-выскочка. Внутри всё кипит, трясётся и горит. Хочется чего-то большего, даже если у тебя есть всё.
Наверняка так случалось с каждым волком, который наконец ощутил на своей холке дуновение свободы и вольности...
Родители были давно забыты, забыто было и то, что они втолковывали на протяжение всего детства: надо быть осторожным, спокойным; уважать страших. Но весь молодняк на это давно плюнул, и начал 'развлекаться', создавая беспорядок и бардак во всей стая. Дисциплина, естественно, ухудшилась. Власть вожака, которого столько раз за последние месяцы вызывали на бой, была всё слабее и слабее. И вот стая распалась.
Впрочем, так было каждый год в этой стае в конце зимы. Волки распадались на пары, дабы продолжить свой род.  Потом, ближе к осени, снова собирались вместе, ибо прожить зиму в одиночку никто не сможет. А если и сможет... Никто не пытался. 'Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт.'
Молодые волки горячо спорили насчёт той рыжей волчицы. Последняя мило сидела в сторонке, наблюдая за 'зрелищем' с интересом, пока две трёхлетки, "друзья пожизненно", вспарывали плоть друг друга в порыве дикой ревности.
Не слышно было ни рычания, ни скуления. Было тихо.
Налитые кровью глаза, в которых мелькает холодная расчётливость и решительность. Молчаливый оскал на пару долей секунд. И резкий прыжок, за которым следует тихий, почти неслышный лязг соприкоснувшихся клыков на шкуре соперника. После - резкий рывок, и вот уже в пасти чувствуется шерсть и кусок шкуры противника. - Именно такой был поединок Гифта и его друга.
Вокруг дерущихся столпились волки, непонятно откуда пришедшие. С жаждой наблюдая за каждым из подростков, - дичи всё же было не столько много, а труп какого-нибудь проигравшего был отличным трофеем.
И вот наконец один из них рухнул на землю. Его было не узнать - порыжевшая от собственной крови шкура, исполосованная клыками близкого друга морда... Проиграл в этой битве Гифт. Но он не издох, нет. Просто не было больше сил проболжать бой. Еле отогнав голодных хищников и доказав им, что он живой и съесть его не удасться, волк долго потом наблюдал за уходящей парой. Единственный раз, когда волку было больно - этот момент. Та, которую он любил, за которой так долго и старательно ухаживал, та, которая была самой приятной из всех - вильнула хвостом, и даже не попрощавшись, ушла с другим. С тем, кто победил.
Больше Яд не пытался ни с кем спорить из-за дамы, попросту избегал общения с ними. И в период 'разлома' стай просто уходил туда, где его никто не достанет. Там, где не будет проказ молодняка и ворчания стариков.

10. Стиль боя и охоты.
Сам по себе волк немного странноват. Редко он издаёт какие-либо угрожающие звуки нападобие рычания, воя или примитивного лая. В боях, - в коие он попадает более чем редко, - ведёт себя чрезвычайно спокойно. Если соперник спровоцировал бой, то в адрес ему со стороны Гифта слышаться 'подкалывания', полные язвы. Ну а если драку начал сам Яд, - что редкость, -  то тут уж он молчалив и угрюм. 
На охоте волк так же спокоен и молчалив, изредка может посоветовать кому-либо куда встать и где ждать. Часто нападает из засады; долгой беготни не любит.

11. Кто в стае.
Альфа.

Отредактировано `gift (2010-01-31 13:20:20)

0

2

`gift отличная анкета, принят! В какую стаю Идешь?

0

3

Мститель написал(а):

В какую стаю Идешь?

Давайте в Небо -)

0


Вы здесь » creperum lupus » Отпечатки наших лап » там хорошо, где нас нет;


Раскрути свой форум! » | Техподдержка © MyBB.su |